Самое читаемое
Последние результаты
12.09.2017
5 место - Талгат Тынчтыкбеков (до 58 кг)
12.09.2017
Ринат Саякбаев (КР) — Мурат Бакторазов (Казахстан) — ничья
12.09.2017
11.09.2017
11.09.2017
Архив новостей
Блог альпинистов Кыргызстана > Первый в истории дубль двух вершин: пик Хан-Тенгри и Пик Победы
31.03.2017 12:47
Первый в истории дубль двух вершин: пик Хан-Тенгри и Пик Победы

Свершилось первое в истории зимнее восхождение на пик Хан-Тенгри (7010 м) и пик Победы (7439 м).

Материал сайта lenin-peak.net

На фото слева направо:

1) Семен Дворниченко (Кыргызстан)

2) Сергей Селиверстов (Кыргызстан) – руководитель экспедиции

3) Алексей Усатых (Россия)

4) Михаил Даничкин (Кыргызстан)

1

Стилистика ответов сохранена

Сергей, расскажи, пожалуйста, как проходил отбор команды? Почему именно эти ребята?

С командой все просто — в ней должны быть САМЫЕ опытные, проверенные, надежные и, что самое главное, близкие по духу спортсмены. Т.е. друзья! С отбором проблем не было.

Все ли трое ребят были готовы физически и психологически?

Сергей: Физически и психологически все! А вот технику одному из нас рекомендовано подтянуть.

2

О Снежном Барсе зимой

Миша, почему Снежный Барс именно зимой? Или это давняя мечта?

Вовсе нет, это не давняя мечта. Идея зимнего снежного барса появилась только в процессе подготовки экспедиции на Иныльчек после удачного восхождения на пик Ленина в прошлом году. До этого даже и не мечтал, но сейчас уже хочется.

Леша, тебе до Снежного Барса оставалось совсем чуть-чуть, почему решил все-таки зимой его закрывать? Летом-то все-таки теплее.

Зимний Снежный Барс — это отдельный проект, в который меня позвал мой друг Сергей Селиверстов. Зимой еще никому не удавалось сходить все 5 семитысячников. Лишь Валерию Хрищатому оставалась всего одна гора до этого звания-пик Корженевской. Нам этот проект показался интересным, решили попробовать. И команда подобралась отличная. А этим летом у меня была уже попытка на Победу, но из-за непогоды пришлось развернуться, хотя до вершины оставалось совсем чуть-чуть.

Семен, а ты вроде вообще «завязал» на какое-то время с техническим альпинизмом. Почему решил идти на Хан-Тенгри да еще и зимой?

Когда я закрыл КМС, понял, что «техника» мне не интересна. Стал заниматься только высотным альпинизмом. Пик Хан Тенгри, Пик Победы – это все является высотным альпинизмом, а не техническим. Если представить, что эти горы высотой не более трех тысяч метров, то сложность маршрутов, не сложнее 3А или 3Б. Вся сложность именно в высоте, когда накладываются еще и погодные условия.

Сергей, а ты уже являешься обладателем звания Снежный Барс, почему решил повторить все эти вершины зимой? Почему не какие-нибудь Гималаи и новые горы?

7000+ летом — это одно, 7000+ зимой — абсолютно другое. Другие нагрузки, другие температуры, другой психологический настрой. Там, где летом прошли тысячи, зимой прошло всего несколько человек. И вот это уже интереснее. Интересно испытать себя в крайних условиях при отрыве от поддержки, когда вокруг никого. Полная автономия! Крайние температуры! Грани риска! Только ты и КОМАНДА! О чем еще может мечтать альпинист? В Гималаи мы бы тоже с удовольствием, но как написал Сан Саныч Агафонов: «Понятно все, бабла издержки». Хотя наши горы ближе и роднее, и зимой будут суровее, чем в Гималаях в сезон.

3

Как готовились к экспедиции на зимний Хан-Тенгри?

Миша: Ничего особенного. Обычные тренировки в обычном режиме. Как я это делаю в течение уже многих лет. В городе — бег, плавание, велосипед, немного силовых тренировок. Ну и конечно горы. Там основная подготовка. Чем больше времени ты проводишь в горах, тем лучше ты к ним подготовлен.

Основной целью экспедиции было восхождение на Хан-Тенгри и до того, пока мы на него не сходили, старались даже не говорить о Победе. Потому что никто не знал, в каком состоянии мы будем после восхождения, и будет ли вовсе желание идти в ту сторону. С другой стороны, планы были, и они обсуждались еще изначально, когда планировалась экспедиция. По минимуму, мы хотели подойти под Победу, посмотреть маршрут и подняться, куда сможем. Восхождение на саму вершину тогда еще казалось фантастикой.

Сема: Мне часто задают вопрос, как я готовлюсь к соревнованиям и восхождениям. Скажу, что я уже и не готовлюсь, я всегда готов! У меня постоянные тренировки, постоянные восхождения и к чему то конкретному я уже давно не готовлюсь. Просто еду и все.

Сергей: На счет подготовки вопрос интересный. В общем, мы готовились к этому много лет. В частности каждый готовился сам по себе. Т.е. текущие тренировки — бег, кроссфит, плавание, велосипед, восхождения, соревнования и т.д. — проходили индивидуально. Я по переписке, конечно, народ «подпинывал», намекая на Победу. Но все знали, к чему готовятся и даже в этом необходимости не было. В ноябре Алексей (он из Барнаула) приезжал к нам. Мы с ним в Арче полазили лед, скалы. В начале года, перед экспедицией, Миша, Сема и я поднимались на пик Семена-Тяньшанского (4889м) с двумя ночевками для акклиматизации. Леха из-за работы приехать не смог. Но он изматывал себя длинными бегами на севере России при t — 30.,-35 С. Так что все были в форме!

Леша: Я круглый год тренируюсь: бег, кроссфит (новый вид спорта, набирающий быстро популярность, представляет из себя интенсивную работу с «железом» и различные упражнения на выносливость за короткий промежуток времени). Тренироваться много приходится в условиях Крайнего Севера. Это связано с моей работой. Перед экспедицией даже были пробежки в минус сорок. Полярная ночь, северное сияние — романтика. Приучал себя к холоду:) плюс правильное питание и витамины.

4

Все ли шло по плану во время ваших восхождений?

Миша: Более или менее да. Больше всего корректировок вносила погода. Несколько дней мы пересиживали в базе ожидая «окна в погоде». Но несколько дней это не неделя и не две недели. Как часто ждут погоды летом. Зимой погода гораздо стабильнее. Это пожалуй один из главных плюсов зимних восхождений. А эти несколько дней даже пошли на пользу, и мы смогли лучше восстановиться после изнурительного подхода по Иныльчеку и после восхождения на Хан Тенгри. Кстати подход тоже дал о себе знать. Запланированные на трек 3 дня в итоге вылились в 5 полных дней «брождений» по моренам и «тропежки» по леднику. Груза было много и мы немного переоценили свои возможности. Нам еще в городе друзья сказали, что если мы дойдем зимой пешком до базового лагеря, то это уже будет героическим поступком. Мне кажется, так все и было.

Были ли упущены или не досмотрены какие-то технические моменты во время восхождений?

Сергей: Ну, без этого серьезных восхождений не бывает. Какие-нибудь мелочи всегда всплывают. Но в глобальном — все было на уровне!

Какие риски были предусмотрены, а какие нет?

Миша: У всех была страховка от несчастного случая. И если бы возникли серьезные проблемы, то за нами бы отправили вертолет. Но к счастью этого не понадобилось. Того, что не было предусмотрено, мы тоже, к большому счастью, не узнали. Но готовились очень тщательно. «Общественная аптека» (аптечка на всю команду) была увесистой. Продуктов тоже было более чем достаточно, и питание в этот раз было то, что надо.

5

Ребята, что для каждого из вас было самым сложным в этой экспедиции?

Сергей: Отсутствие мяса и пива, и страх, что из-за чего-нибудь придется развернуться.

Леша: Постоянно хотелось есть. А если серьёзно, то, конечно же, восхождение на пик Победы. Как писал Сергей Селиверстов в своих СМС, мы буквально на воле, «на бровях» сделали это. Всех нас вымотало это восхождение и психологически, и физически.

Миша: Дождаться, когда все это закончится. Месяц зимой в горах, это что-то! Еще лично меня напрягала погода в первые дни подъема на Победу. Три дня сыпал снег, была плохая видимость. Появились сомнения, стоит ли продолжать. Но друзья помогли и с этим справиться. Физически тяжело было на подходе по Иныльчеку и в штурмовой выход на Хан-Тенгри. На Хана мы шли без предварительной акклиматизации, с первой попытки. Набор высоты в 1200 метров, а затем такой же спуск, в таких условиях для меня был впервые. И это было настоящим испытанием.

Сема: Было несколько сложных моментов. Подход и отход , очень много занимает сил и времени, плюс сложность экспедиции именно в ее продолжении. Выдержать целый месяц, даже не столько физически, сколько на психологическом уровне это тяжело. В последние дни это особенно ощущалось. А в целом все было легко и воздушно.

6

Какая была самая холодная температура во время восхождения?

Миша: В день штурма на Победу утром было -42, кажется. Весь путь до вершины приходилось отогревать конечности. Каждые полчаса остановка. Отмахиваешь руки и ноги, потом идешь дальше. Очень много времени и сил отнимает.

Сколько слоев одежды нужно в такую температуру, чтобы не замерзнуть (перечисли, что было надето).

Миша: Много слоев не нужно. Важно, чтобы пуховая одежда была качественной. Сергей с Лешей шли в пуховых комбинезонах. Я с Семеном в пуховых штанах и пуховках. Под ними один или два слоя термобелья. Иногда еще дополнительно пуховый свитер. Я его одевал только когда был на 7000 м на Победе. Т.е. в самые холодные дни. Сложнее с руками и ногами. На ногах высотные ботинки и бахилы. Их мы обычно одевали выше 6000м. Важно подобрать правильные носки и стельки. Что бы было и тепло, и ничего нигде не давило. Иначе кровообращение нарушается, и ноги начинают мерзнуть. На руках обычно перчатки и верхонки, или пуховые варежки. Ну, и конечно, нужно все сушить. Сырая и замерзшая одежда не греет, какой бы теплой она не была. На это уходило все свободное время, когда сидели в палатке.

Как снаряжение, не подвело?

Миша: Снаряжение отработало хорошо. Было несколько моментов интересных, правда. Например, на Хан-Тенгри в лагере на 5300 у Семена с Лешей в палатке начала сильно травить горелка, которая в тот момент уже горела. Как итог сгоревшая внутренняя палатка. Но этим, на удачу, все и закончилось. Ещё периодически доставали снегоступы и кошки, которые с трудом держались на ботинках поверх одетых бахилл. Но это все мелочи жизни.

Можно ли сравнить ваши три восхождения Ленина, Хан Тенгри, Победа? Или все-таки это совершенно разные вершины по технике, подготовке, снаряжению?

Миша: Я бы сказал, что примерно все одинаково, в плане подготовки. Маршруты конечно разные. На Хане, основная часть это скальный гребень, провешенный перильными веревками. Идешь да идешь себе. Психологически эта гора далась проще остальных. Ленина и Победа в техническом плане похожи. Снег, фирн, одновременная страховка. Только Победа гораздо длиннее и местами круче. Плюс еще высота.

7

Ребята, расскажите, а следующей зимой будет ли в планах подъем на пик Коммунизма и пик Корженевской?

Сергей: Планируем. Но я всегда говорю команде — давайте сначала сделаем, а потом будем заявлять, чем заявим,а потом, вдруг, не сделаем. Про Ленина, практически, никто не знал. Про Хан уже скрыть не удалось – народ интересовался планами. Но про Победу было все только между нами. А сейчас уже и не скроешь, цель понятна. Будем пробовать, а там — «Хочешь насмешить бога, расскажи ему о своих планах».

Семен: В планах есть. Наша программа пять семитысячников зимой работает. Причем, сходив на Победу, мы сходили ее саму тяжелую и сложную часть. Организация экспедиции на п. Комммунизма и п. Корженевской упирается только в сложность логистики, как добраться. Сейчас отойдем от этой экспедиции и начнем продумывать, как нам попасть зимой в тот район.

Миша: Да, как раз этих двух и не хватает мне до Снежного Барса. Сейчас ищем спонсоров на экспедицию. На Памир будет наверно сложнее добраться.

8

Ваше восхождение вдохновили многих альпинистов, что нужно, чтобы ходить на такие горы зимой?

Миша: Нужно начать просто ходить в горы зимой. У нас всех было много зимних восхождений в Ала-Арче, Туюк-Суу. Думаю, это больше всего помогло.

9

А как ваши семьи отнеслись к данной экспедиции, все таки зимняя вершина выше семи тысяч метров, это очень опасно.

Сема: Семья отнеслась ровно. Они уже давно привыкли к моим закрутасам и выкрутасам. Моя семья не очень понимала, куда я еду. И только когда мы уже сходили на Победу, по новостям и комментариям в соцсетях, они все поняли. Не думаю, что меня бы отпустили, зная, куда мы едем.

Миша: Конечно, все переживали очень. Но у меня жена и родители хорошо знакомы с альпинизмом, поэтому отнеслись с пониманием.

Леша: Естественно все переживали и волновались. Но мои родители, слава богу, далеки от альпинизма и им сложно представить, что такое семь тысяч зимой. Я звонил и говорил, что у нас все хорошо. Хочу сказать большое спасибо родным, близким, друзьям и всем тем, кто нас поддерживал. Мы чувствовали это и знали, что нас ждут живыми и здоровыми домой.

10

И вот вы это сделали! Каково это быть самыми первыми в мире, кто поднялся на пик Хан Тенгри и пик Победу зимой?

Миша: Никаких амбиций по этому поводу не ощущаю. Ну, первые, так первые.

Леша: Честно говоря, мы это ещё не осознали. Мы не считаем себя героями и сами не ожидали, что у нас получится. Просто шли к цели, но без всякого фанатизма. Сделали, что умеем.

Сергей: Да сам еще не понял. Вроде ничего сверхъестественного. Но радость от сделанного присутствует!

Сема: Осознание до конца еще не пришло то, что мы там натворили. Был момент мы перед Победой на 7 тыс сидели веч в палатке и разговаривали – вот за нами сейчас наблюдает пол мира. Сходили Хан , сходили Победу, но осознание еще не пришло. Мы еще не отошли от экспедиции.

11

Вы провели целый месяц в горах, чего больше всего хотелось?

Сергей: Домой, к любимым. Тепла. Были мысли — «Быстрее бы все это кончилось…»

Миша: Хотелось тепла, и нормальной еды. Пока спускались по Иныльчеку, мечтал о том, как зайду в столовую, съем, что душе угодно, потом приеду домой, залезу под одеяло и буду спать, пока не надоест. После лишений в горах начинаешь ценить эти простые радости в жизни. Ну а больше всего, конечно, хотелось увидеть семью.

Леша: Конечно же, все хотели домой к своим родным. А еще курицы и кока-колы

Сема: Еды у нас было много, всего хватало. Мы сделали хорошую заброску еще летом, с собой тоже тащили много. Единственное чего нам не хватало, это свежего хлеба, курятины и чего-нибудь шипучего мин воды или кока колы.

12

Парни, а есть ли у вас гора-мечта? И что же все таки нужно, чтобы мечты альпиниста сбывались?

Миша: Такой нет. К счастью или огорчению, не знаю. Я с большим удовольствием хожу, как на Комсомолец, так и на 5-ку или семитысячник. Что бы мечты сбывались, нужно любить то, что делаешь, и получать удовольствие от процесса.

Леша: Очень хочется попасть в Гималаи, Каракорум и попробовать свои силы на восьмитысячниках. Но не даёт финансовая сторона вопроса. Организовать туда экспедицию стоит очень больших денег, мы спортсмены, а не бизнесмены, таких средств у нас просто нет. И меня давно интересует Аляска. В частности, гора Мак-Кинли. Но пока хочется в тёплые страны.

Сема: Гора-мечта - это, как у всех альпинистов, проходить восьмитысячники. Попробовать свои силы. Единственный не схоженный зимой восьмитысячник - это К2. Будем работать в том направлении. А чтобы мечты альпинистов сбывались, нужны деньги, большие деньги. Много денег, большая куча.

Сергей: Есть. Расскажу, как осуществится. А нужно — пахать, планировать, думать и что-то делать навстречу мечте!

13

Ребята, ваши пожелания другим альпинистам.

Леша: Другим альпинистам хочется пожелать успешной реализации всех своих проектов, интересных восхождений и чтобы всегда возвращались живыми и здоровыми домой!

Сема: Не буду тут оригинальничать, пожелаю альпинистам возвращения, удачного, здорового, счастливого. Не обязательно с горой, конечно, хотелось бы с горой, но чтобы возвращались все.

Миша: Стремитесь в горы. Ходите в горы с друзьями. Только они помогут вам в нужный момент.

Сергей: Интересных, авантюрных проектов! И их осуществления! А самое главное — безаварийности! Вас ждут дома!

14

Фотогалерея
   
 
 

Войти

×